regina_aila (regina_aila) wrote,
regina_aila
regina_aila

О ПРИРОДЕ

Оригинал взят у fedorovskaja в О ПРИРОДЕ
Она стояла, отклонившись всем телом в противовес. Уперевшись ногами, Она и изо всех сил держала край Полотна обеими руками. Сил не хватало, но Она не сдавалась. Полотно мотало на ветру, почти вырывая вместе с руками, но Она держала его, в панике озираясь за что бы уцепиться. А уцепиться было не за что...

Она помнила каким Полотно было, когда висело на солнышке, будто отдыхая. Благоухающее морозной свежестью несмотря на то, что на дворе весна полным ходом. Она подходила и даже не дотрагиваясь, чувствовала его нежность и мягкость, спокойствие и силу. Стояла рядом, почти не дыша, и сердце пело от счастья.

Нет, это была не простыня, не занавеска, ни любая другая тряпица, используемая обычно по хозяйству. Это было Полотно Жизни, не больше, не меньше, просто оно висело рядом с Её домом и Она хранила его от посторонних глаз. Но как различить кто посторонние, а кто нет? Если все, кроме Неё - посторонние, то тогда никому нельзя приходить в дом...А разве это возможно, если им нужно?

И она впускала тех, кто постучит. Кого на час, кого на неделю, а кого и на всю жизнь. С последними было сложнее. Они входили в дом с одними представлениями, а в Её присутствии не меняя их, оставаться было невозможно. И тогда Она шла к Полотну и рисовала на нём диковинные узоры, непосвящённому зрителю показавшиеся бы спутанной паутиной. Любой человек, мало мальски понимающий в электричестве, назвал бы её рисунки, схемами проводки, но Она в этом ничего не понимала и рисовала пальцем в воздухе рядом с Полотном как бог на душу положит. Да, именно, доверяясь провидению и не стараясь понять почему выходит так или иначе...

Линии светились неоновым голубовато-синим..., хотя не совсем так, там ещё были розовато-фиолетовые всполохи на пересечениях. И картины моментально оживали, подпитываемые незримыми токами Полотна. Но Она на всё это не обращала внимания, просто рисовала пока рука сама не останавливалась. Поблагодарив Полотно, Она возвращалась в дом и грелась у камина, попивая отвары под неспешную беседу с гостем или гостьей.

Да, она больше любила, когда к ней приходили по одному. Двое это уже слишком...Сумятица, какое-то непонятное смешение в котором Она не знала что делать и поэтому отключалась, глядя в окно на деревья. Ей очень нравились деревья в любую погоду, в любое время суток и года, всегда...Такие живые и настоящие, каждым листочком, каждой веточкой выстраивающие гармонию, что бы ни происходило... Деревья так искренни в своей любви, так открыты, что им нечем и незачем лгать, в отличие от людей.

А люди лгали, почти всё время лгали, но самое страшное, что они лгали себе и о себе. Тут даже не о чёрном или белом, это уж слишком примитивно. Главная ложь заключалась в том, что всё, что их окружало они воспринимали как бы в отдельности от себя. А ведь всё едино, но каждый видел только своё кино, искренне полагая, что все смотрят одно и то же. Внутренняя разобщённость тяготила Её и Она шла к Полотну и рисовала узоры, чтобы связать в единое целое внешнее и внутреннее...И людям становилось легче, если они искали облегчения.

Они распрямлялись, начинали улыбаться, благодарили и...уходили, чтобы следующие могли получить свою толику любви. Не от Неё, а от себя, но почему-то обязательно в Её присутствии. И Она поила их отварами и рисовала столько линий, сколько понадобится каждому, пока однажды в Её дом заглянула странница и осталась надолго. Это был тот самый случай, когда вошедшая готова была меняться. Уникальность Гостьи заключалась в том, что и она меняла окружающее. Но куда? Дверь была открыта для всех, кто мог в неё войти, так что хозяйка, а вслед за ней и Полотно приняли Гостью с открытым сердцем. Да, Полотно на всех отзывалось по-разному, но до посещения странницы разница была не столь заметна. Неожиданное наблюдение поразило "художницу", но раз так, значит, так... Она уже давно привыкла, что всё вокруг ровно так как и должно быть...

Странница и хозяйка дома подружились, ходили вместе в лес за травами, готовили еду, делились знаниями и переживаниями. Вечера в доме на берегу Вечности всё больше наполнялись уютным теплом близких друг другу людей. Хозяйка, очарованная происходящим, всё больше доверялась, но о Полотне ни разу не заговаривала, ни-ра-зу. Точнее, на вопросы Гостьи "что это за ткань такая, что висит на ветру да под дождём, а всё так же свежа и чиста", хозяйка отмахивалась, мол, Полотно и всё тут, всегда висело, пусть и дальше висит, значит, Небу так угодно. Но однажды, когда странница прилегла отдохнуть, Она пошла к Полотну и не заметила, что Ей в спину внимательно смотрят. Она ничего не заподозрила и тогда, когда принялась наносить световой рисунок: Гостье нужно было пару вопросов уложить в голове. И только вернувшись в дом, уже из окна Она увидела Гостью, гладящую Полотно. Небо хмурилось начался ветер, а нарушительница, всхлипывая от счастья, наслаждалась, оборачиваясь Полотном, чтобы ни один кусочек не оказался неазадействованным. В конце-концов, странница настолько слилась с Полотном, что трудно было различить где граница. Полотно сияло точно лампочка перед тем как перегореть, солнечный свет казался бледным на этом фоне. Хозяйка оторопев, стояла у окна, не в силах оторваться от чудовищного в своей гармоничности зрелища...

Через некоторое время на земле валялась неприметная серая тряпка, а счастливая нарушительница удалялась легко, не оглядываясь. Хозяйка подошла к Полотну. От былой чистоты и свежести не осталось и следа. Лёгкое, почти невесомое, оно оказалось неподъемным. Она села рядом и заплакала. Она знала, что смысла плакать нет, но боль утраты была столь невыносима, что слёзы хоть как-то облегчали душу...Нет, она не кляла ни себя, ни Гостью за случившееся. Никто бы на её месте не отказался, никто... Да и Полотно тоже корить смысла не было, ведь оно как дитя доверилось, ни о чём не подозревая... И тогда подул Ветер. Он был таким сильным, что Её волосы, собранные в пучок, моментально растрепало. Сначала ветер подхватил один уголок Полотна, потом приподнял всё целиком. Полотно немного повисело в воздухе, но, не удержав равновесие, бессильно упало.

На этот раз Она не допустила оцепенения, едва не повлекшего гибель Полотна, пока наблюдала из окна манипуляции Гостьи. Она аккуратно взяла Полотно за краешек обеими руками как будто собиралась встряхнуть. Первый раз в жизни Она до него дотронулась, первый раз... И, не смотря на то, что оно было почти безжизненно, тепло, пробежавшее по её пальцам обнадёжило: Полотно старалось прийти в себя, но пока у него не хватало сил. И тогда она встала, не выпуская из рук края и обратилась напрямую к Ветру. Она и этого раньше не делала, но почему-то ничего не останавливало Её, как будто Она всегда была с Ветром на короткой ноге. И он подхватил Полотно, ей никогда никто ни в чём не отказывал.

Раньше, когда нежилась рядом, нанося в воздухе рисунки, Она не имела никакого представления ни о силе Ветра, ни о силе Полотна, они как бы оберегали Её, потому что чистота, с которой Она относилась ко всему окружающему была настоящей редкостью. Люди воспринимают такие проявления слабостью, а Природа любовью. Природа всегда знает где правда, а где ложь...Ветер почти сбивал Её с ног, поддувая Полотно, чтобы оно хотя бы расправилось, Дождь хлестал по лицу, одновременно смывая с Полотна серость, под которой едва ли угадывался былой свет, а Она стояла, наклонившись всем телом в противовес, чтобы удержать Полотно, пока оно не восстановится. Хватило бы сил, только хватило бы сил...
https://www.youtube.com/watch?v=P22v3mL5kZg

Kitaro - Cosmic Love (live)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment