портрет

Коротенько

[Spoiler (click to open)]Бродит где-то там по Сахалину
Средь болот, медведей и тайги
Паянистка хмурая Алёна
Баб-Яга без костяной ноги

Иесун Нохой (ник)

коротко и ясно обо мне написал один весёлый  человек, больше и добавить нечего :-)
20190709_044933.jpg


портрет

Домашние философы-40

Записки самашечей оптимистки:

До сегодняшнего дня я щитала что воспитала только двух философов:  https://regina-aila.livejournal.com/tag/Домашние%20философы

... ага... ну да-ну да..........  года не прошло как получила третьего... 
fool.gif

Я:  Как котлеты на соль?
С.:    ... Горячие...



портрет

Памяти Андрея

Сегодня, на 65 году жизни ушел Андрей Сапунов, вокалист и гитарист группы "Воскресение"


Рождённый дважды, новый серп куёт и, заново срезая колос,
идёт рекою времени.... А буря что.... она ведь только голос....
портрет

СКАЗКА-СОН (продолжение)


Снимок 7.JPG
VII

Не О́йвинд, и не Фолко́р выбирали мир, чужая реальность всегда выбирает сама. Эта - шептала, что каждый заплатит, не важно - за что. В этом мире царила
[Spoiler (click to open)]
чума. Выгребала остатки здравого смысла, кривляясь на площадях. Вырывала даже ростки мечты, бесновалась во всех домах. Отнимала слух, а затем голосами площадных кликуш вгрызалась когтями в разум:

- Смотри! Смотри же во тьму! Ты так жалок, что только я для тебя и отец, и мать, я любого из вас приму. Смотри, мои костры горят, чтоб тебе, шагнув в бездну, было теплее ползать. – был этот шепот, как белый шум, но шум, в котором, набатом, звучала угроза и начиналась ломка: «Не смей бороться, вырви себе клыки. Всё, что в тебе бунтует – надо поглубже спрятать. Это не ты тут сильный и ловкий, а я, чума. Это моя новая эра, слышишь? И мой мировой порядок…»

Попасть в такую реальность близнецам из «Мира мечты» - всё равно, что снежинку предать огню. Здесь совсем другие правила, и закон служит тем, кто мечту может лишь выжигать - на корню. А уж жить здесь, словно над бездной ходить по канату, в этом мире нет правых и нет безвинных, как нет… виноватых. Просто - живут…, потому что…  реальность – всегда выбирает сама. По каким-то причинам каждого здесь выбрала именно эта, в которой царила чума.

- Вот вы, двое из мира «иллюзий», что вы себе придумали? Горячи ваши взгляды, убить меня хочется? Пробуйте, даже дам вам мечи. Рубите, сражайтесь со мной! Сколько вон таких же, как вы, уже сгинуло, или просто  - без памяти. Вот их прах, все лежат под моею ногой! - И чума умелась. Дикий смех её долго скрипел, а ржавая пыль - укрывала следы. Она здесь считала себя царицей, почти богиней, глухо-слепому миру не нужен пастырь и проповедник, нужна она-а-а - поводырь.

Фолкор сжал кулаки, рванулся к оружию, Ойвинд его удержал, встал рядом, как в детстве, плечом к плечу:

- Вспомни, Идир говорила, что не всегда тает снег, если вокруг - горячо. Так и не всякий бой, брат, выиграть можно мечом. Сражаться с чумой, поразившей даже не часть, а всецело мир – есть железная клеть, где ненависть-зверь раскаляет прутья и множит без меры боль. Если придётся, мы можем драться, но не сейчас, и не чуме навязывать нам эту роль. Плоть разрушить легко. Миллиарды без боя, иль с боем взяла чума, не боясь суда! Но, ни мне, ни тебе это зло не смогло причинить вреда. Нам бы только понять, почему так случилось… с чумой разберемся - потом».

Что ответил Фолкор… одно только слово: "Разлом… "

VIII

- Разлом? – голубые глаза заглянули в янтарь, –  нет, Фолкор, этот мир всего лишь растёт. Это мы с тобой знаем другую реальность,
а они - с чумой родились. Где родиться - тут уж как кому повезёт. Думаешь, если найдётся спаситель, прогонит чуму, то сразу наступит всеобщая благодать?

̶  Так что же… бросить их так… не спасать?
Никого? Никого никогда не спасать?

- Я не знаю, как им помочь, Фолкор. Я знаю, что кто-то рисует звёзды, чтобы ими расцве́тить небо. Кто-то придумает сказку, сам же, поверив в мечту, превратит эту сказку в быль. А здесь? Даже в самых глухих селениях верят чуме преданно, слепо. Они язвы считают наградой, даже костыль!… Им так нравятся личные цепи… У нас хватит сил уничтожить чуму, но она не то, что безумно хохочет и нам предлагает мечи. Она – внутри. Это зло можно стереть только вместе с живыми. А разве мы  ̶  палачи? Есть у каждого мира надежда, пока Жизнь в мир Яви приходит, а с ней - её мудрости тихое пламя. И горят в этом пламени самые лютые, чёрные тени, но понять это могут они лишь сами.

- Ойвинд, поймут ли…сами?

Долго не спали той ночью, слушали шорохи, капли воды… Каждый думал о чём-то своём. А утром Ойвинд увидел Фолкора, тянувшего руки к солнцу и эти  (почему-то совсем прозрачные) руки горели… белым-белым огнём. Лишь по воле свободной решались пойти на такие чары – переплавить себя, чтоб суметь поменять целый мир.
- Как там мудрая нам предрекала? Эх, жаль... не вспомнить, да всё равно! Ведь главное  ̶  понял! БлагоДарю, мудрая наша Идир. Я не стану живое губить, или делать других иными, я всего лишь хочу ростки мечты – всему сущему здесь поДАРить.

Что с того, что Фолкор не был мудрым, не рассуждал, как Ойвинд. Зато истово мог он верить, истово мог - мечтать, истово мог  ̶  любить.

IX

Фолкор приветствовал день, он пел, растекаясь во времени силой разящей атаки, его голос-клинок проникал в каждый атом, пульс-камертон замыкался опорой, тело…. стекало живым серебром...
Ойвинд мог лишь смотреть на брата… он знал, как получают Дар Жизни – уходят в ВЕЧНОСТЬ, пока Боги линии судеб целой планеты сплетают в созвездие Оуммм. Один только шаг разделяет братьев, но… Ойвинд сделать его не мог. Кто-то должен остаться. ВСЕГДА кто-то должен остаться! Стать хранителем чаши-грааля, ее щитом. Увы, даже самый искусный  кузнец не плавит такой металл… Эта чаша, рождается из того, кто себя без остатка отдал. Кто и жизнь, и плоть переплавил в сосуд, обратив для других в добро. Так является миру живой грааль, так  ̶ «драконье» куют «серебро»… Ойвинд тоже учился - плакать. К граням прижался тёплой щекою, и белая чаша теплом отвечала, рунные вязи сплетались в слова:
- Я храню этот мир, помоги!
В каждой грани грааля!
ВЕЧНО ЖИВОЕ!

Сердце брата его - стучало!
Ойвинд слышит глухие удары и… голос родной:
–  Не оставь меня, сбереги!

X

Дар жизни - это иная связь. На удачу ли?
Да.
Шли года, мир менялся, ростки дали всходы, а где-то - плоды. Чума отступила, ей не было места там, где цветут сады. Но пока свет трансформировал тьму из пустотности в ясность – Ойвинд… застыл. Сила вся уходила на то, чтобы беречь грааль, а еще – говорить… говорить… только не молчать… «Этот мир с чумой» КАК ПОСМЕЛ… родное - отнять!!! Слишком сложно - понять, и непросто – принять. Ойвинд словно сгорал изнутри, разум туманила ночь.

Тихий свет грааля, хранившего этот, чужой обновленный мир, чувствовал брата, но не мог Фолкор Ойвинду больше ничем помочь…
Хотя…
Хотя вот же оно - живое, как ветер лёгкое! Замок, родители, чудо-фонтаны, озеро, лес и долина, Идир! Через ткани миров Фолкор тянется к дому и… пустота… он не слышал свою колыбель. Видел лишь искаженные тени, странные лица, бессвязные речи…

- «МИР МЕЧТЫ», ЗАМОК ГРЭВЭЙН, ЧТО ЖЕ С ВАМИ ТВОРИТСЯ?

XI

Почернели грани Грааля. Ойвинда обожгло. В чаше бился свет, он почти слепил! Это Фолкор пел, открывал пути. Ойвинд понял вдруг, что… не шёл….летел. Тяжесть крыльев давила, свет рвал нутро, а Грааль… вливал серебро. Больно как! В лапах - чаша, черней, чем самая тёмная ночь, «Сбереги» –  всё, что помнил… он слышал звон, нет… не звон – голос брата звал, голос брата пел:

- Ты не смертный, Ойвинд, ТЫ – ДРАКОН, ветер острова нашего «Мира мечты», и спасти наш дом можешь только ты. Ты не можешь сгореть, моя сила - с тобой. Возвращаемся, брат, нам пора домой.

XII

Так «птенцы и вернулись», лишь «позва́ло гнездо»…

Ойвинд над Рубежами кружит, видит знакомые призраки странных химер… «Мир мечты» паутиной затянут - весь... Плачет птица-Саль, дочь небесных сфер…
То, что внизу – не могло присниться даже в самых кошмарных снах. Все надежды и чаяния, получавшие жизнь и развитие здесь – оказались в плену, превратились в прах. Почему размыты пределы? Почему тени вырвались, расползлись?! Неужели так много страха у тех, кто пытался хоть краем «Мира мечты» пройтись? Но вот же они! Эти липкие серые ленты – рыщут, как дикие звери меж древних стен, забивают порталы, дорог не найти. Как лавина через границы текут, сносят всё, что стоит на пути - это страх всех вселенных, копившийся много лет, наконец, нашел выход, рванул на свет. А еще, оказалось, мечты могут очень разными быть… От - «любить», до - «убить» От - «построить», до - «сжечь». От - «дарить», до – «отнять»… Это тоже надо «понять» и «принять».

XII

- Ойвинд, я чую - мутнеют луны в твоих зрачках. Брат, сейчас только ты способен пламя с собой нести. Ойвинд, пора становиться взрослым! Если не за что больше держаться… держись… за космос! Не бойся! Страхи - всего лишь чужая тьма, а тьма колюча, но очень проста. - как всегда голос брата дарил покой,
помогал переплавить всю злость на сталь.
ОН – ДРАКОН. И светом един с Фолко́ром, граалем драконьего серебра.
ОН – ВЕТЕР, выросший в Мире мечты.
Он читал все рассветы, он помнит здесь каждую просеку, он знал, как себя, этот мир, что был полон любви, красоты. А еще он помнил слова Идир:
«Мы - живы! Пока вы помните - жить будет дом, и жить будет мир…»

Росток мечты, Фолкором посаженный, был и - есть. Зарождается жизнь – он уже изначально вплетается в каждый сердечный ритм. Много времени Ойвинд ведал лишь тайну рифм, а теперь знает СЛОВО, что есть первозвук, рассыпа́вшийся серебром:
- ОУМММ! ОУМ, МИР, возрождайся! Ты – мой, ты – здесь!

XIII

Просыпайся, друг, открой любое окно, за которым… цветные вселенные «Дома небесных радуг»,  обними всех друзей в своем «Доме хрустальных слов», слушай песни травы, погуляй по прозрачным крышам, тебе тайну поведает самый простой предмет, если ты, конечно, захочешь её услышать. Нет «плохих» времён, есть родник твоей чистой строки. Если чувствуешь, что переполнен страхом, протяни две руки – твой крылатый брат он всегда - с тобой, и «Грааль – голос света» хранит от бед!..

XIV

- Ну, а Ойвинд что? Он вернулся домой? «Мир мечты» возродил? Уберёг от серых теней?   

Улыбается Фроуд, в голубых океанах мерцают яркие искры мечты, он гостя ведёт к окну:

- А над замком Грэвэ́йн всё светлее небо, я смотрю на него  веками…
Слышишь песню чаши-грааля? Это брат мой, Фолкор, всё так же звонко поёт.
Да, я - "ветер, в огне уцелевший" -так знал меня здесь каждый камень,
сын Андора, Фроуд-хранитель, и...последний жрец-вайделот...

Снимок 5 а.jpg
_____________________________________________

¹Фро́уд (голланд.) мудрый
²Вайдело́т - Waidelotte, от vaid-lo-tojis, от глагола waist: waid — «знать» (родственное слав. vedatь, старорус. вђдь «знание», «колдовство», вђдунь, вђдьма и т. п., др.-инд. vйda и т. д.). У жемайтов, ятвягов, кривичей, пруссов, латгаллов вайделотами называли языческих жрецов-прорицателей, охраняющих священный огонь.  Они были хранителями тайных знаний, которые ВИдят, ВЕдают и передают своё ВЕдение людям в слове. В совсем поздней традиции, подхваченной романтизмом  выступают как певцы, слагатели песен исторического содержания и хранители эпоса (аналог.-  бард).
3Андо́р (голланд.)  – воин
4Мими́р хозяин источника мудрости, находящегося у корней мирового древа
5Сиги́л, сиги́лла (от лат. Sigillum) – символ (или комбинация нескольких символов или геометрических фигур) обладающий магической силой.  Иногда его называют «печатью» исполнения намерения, желания.
6Фолко́р (голланд.)опекун людей
7О́йвинд (голланд.)  – ветер острова
портрет

СКАЗКА-СОН

Снимок 6.JPG

*********

Я Фро́уд1, жрец-вайдело́т2,
хранитель преданий волшебного замка Грэвэ́йн.
Вот ведь жизнь…
иду по окраинам сотен лет,
[Spoiler (click to open)]
берегу память прошлых дней.
А вчера засиделся у старого Дэрка,
извёл, говорят, чернил…
Впрочем, может, и не чернил,
может, не вчера –
мой хроно́лог о том молчит.
Мне же до утра ждать пять сотен лет,
так уж время течёт для нас.
Я вижу, как время меняет суть и смысл
того, что так важно сейчас.
Но рассказ, записанный ночью,
у Дэрка – он неподвластен годам.
Что в нём – правда, что – вымысел не скажу.
Это КАЖДЫЙ РЕШАЕТ САМ.

*********

I

Если люди помнят легенды и сказки – значит, им это надо.
Было время – проснешься, откроешь любое окно,
а за ним – все цветные вселенные «Дома небесных радуг»,
или, гостя встречают, как друга, в «Доме хрустальных слов».
Водопады фантазий! Сходи, искупайся, поймай сюжет,
слушай песни травы, погуляй по прозрачным крышам…
В старом замке легенду поведает самый простой  предмет – 
если ты, конечно, захочешь её услышать.

Вот, к примеру, сундук с дивной чашей,
что цветом – снег, до чего же она бела́, 
а по граням – рунные вязи текут,
в узор заплетаясь седым перламутром.
Я, пожалуй, последний, кто видел,
как стали все грани черней вороного крыла,
и последний, кто помнит,
как горе и беды стучались в беспечное утро…
А преданье о чаше волшебной?
Да-а-аааа..,
расскажу, раз пришла пора,
интересно….
помнит ли кто-нибудь здесь
из какого она… «серебра»…?
Нет?  Увы….  даже самый искусный  кузнец,
не плавит такой металл.


Эта чаша………

Ох, не о том! 
Слишком быстро вперед убежал.
Нить сюжета случайно потеряна мной,
уж простите, за древностью лет. 
Начинаем всё сызнова, от начал,
как положено в мире легенд.

II

Каждый путник, ступавший в «Миры Мечты»,
проходил «Рубежи теней».
Мы не ставим границ, вход всегда открыт,
но… поди ты пойми людей…
им ведь надо препятствий, чтоб жилы рвать,
чтобы «подвиг - на шаг пути».
И такого напустят туману, закроют свет,
что блуждают впотьмах – не найти.
А Андо́р3 Грэвэ́йн к нам пришел легко,
он не тратил на это слов. Человек, добрый лорд,
он шагнул за ней, леди Дэйной из «Дома цветов».
Из чего строят замки? Из камня, бетона,
глины, стекла, кирпича….
В нашем мире - достаточно просто звона.
Одного. На двоих. Ключа.
Дом, в котором живет тепло, он куётся
из горсти земли и краюшки тёплого хлеба,
он - из треска огня, жара в печи,
золотого заката, неба…
Эти двое создали очень красивый дом –
наш волшебный замок Грэвэйн.
Как жемчужина самых чудесных снов
открывался он после «теней».
Замок-призрак, реальней которого нет,
ведь для счастья нужно так мало –
слушать ветер, что песни поет волне
и качает драккар у причала.

III

В долине - хижина старой Идир.
Мудрая часто встречает гостей.
Сушит добрые травы, врачует хвори,
по огням видит судьбы людей,
варит зелье покрепче, чем пойло у Дэрка,
точно знаю, но речь-то сейчас не о том.
Тем летом её пригласили в Грэвэйн.
Время мудрой войти в их дом».
В замке работа всегда найдется,
если там ждут детей,
а у Идир с собой связка перьев,
как золотых огней…
«Иной чародей не имеет столько,
где ж поймать ему птицу-Саль,
ту, что  живет далеко не в клетке…». 
Женщина смотрит вдаль.
Без перьев тех – никуда,
«Расскажи о судьбе» - первым делом, что просят,
куда бы она не пришла.
Так что «перья пророчеств» всегда при ней.
Вот такие вот там дела.
И мудрая чертит мерцающий знак,
затем птичьи перья роняет в очаг,
на ветер ложится суть колдовства,
и силу живую получат слова:

- Из слова Мими́ра4, сиги́ла5 на камне,
волшебного пламени тонких ветвей…
приди ко мне то, что ценнее всех магий,
да будут мне ведомы тайны путей.

И танцует огонь, и рисует дороги,
вот - лорда Андора, путь, как в жизни -
прямой, что стрела и строг.
Вот леди Дэйны - яркий, причудливый,
расцветает, и сразу читается –
«Нежный и хрупкий цветок».
Вот нити сплелись, пересеченье,
из него - два ростка, два бутона,
один в один – близнецы.
А сверху клубится легкая дымка…
нет, не тумана, то крепнут, растут
над бутонами чудные злато-венцы.
Разгорается пламя сильней и ярче,
рвётся прочь из каменных крепких оков.
То высокий жребий, то дети - солнце,
всё понятно: дети те - дар Богов.
А огня тугой завиток еще долго танцует затейливый танец.
Наконец - всё сгорело совсем, дотла.
Мудрая снова и снова бросает перья,
взметнётся пламя, но… как ни гляди – зола.
Значит, судьбу не изменишь, не перепишешь,
и надо ль её менять?...
Что ж, придет час и судьба сама всё решит,
а пока Идир будет просто спать.

IV

Детский крик, первый крик,
словно звон колокольцев, будит рассвет.
В замке праздник большой,
ДВА наследника, две же отцом сплетены колыбели,
и во здравие новорожденных
песни весь день и всю ночь по округе звенели.
Все желали семье много славных, счастливых,
долгих и радостных лет.
Вот уже разжигают костёр, встали в круг,
и, по знаку, из сомкнутых, поднятых рук,
детям мудрая даст имена. Всем расскажет,
чем чаша их жизней будет полна,
пусть растут эти дети на радость родителям,
«Миру мечты», а Идир всё молчит,
изучает мальчишек. Черты – леди Дэйны,
разрез ее глаз, улыбка - Грэвэйна...
«Пора! Вот сейчас!
Ну как различишь ты две капли воды!» - с нежностью смотрит…
Мальчишки открыли глаза - две янтарных звезды
и два голубых океана изучают внимательно мир.
«Фолко́р6 и О́йвинд7,» ‑ тихо слетает с губ.
«Фолко́р и О́йвинд!» - подхватит гул голосов
и продолжится пир!.. Гости ждут предсказаний,
чтоб танцем да завершить обряд –
Идир чувствует каждый пытливый взгляд.
Перья кружа́тся, спускаясь в огромный костёр,
обнажаются нити, плетенные волею мойр,
и голос крепнет, ползёт мурашками по спине:

– Если родился ветер, что не сгорит в огне,
значит, и голос света навек сохранит от бед.
Придётся уйти – не пройдет и двух сотен лет.
Как всем юным  терять, обретать, спасать,
но какими путями пойдут – могут только они решать.
Будет много чудес для тех, кто с рожденья богами ведом.
Два птенца вернутся,  лишь позовёт гнездо…
облик свой - лишь до срока детям носить,
а иной судьбы и не нужно у мойры просить.
Ледяной глоток ве́тра-о́строва» и «серебряная вода»,
Тьма и Свет стоят рядом, так было и будет всегда.


Идир замолчала. Что даст им правда – годы, века тревог?
Зачем заранее знать направление ваших судеб… жизней… дорог...
Всё равно каждый, кто слышит, толкует на свой лишь лад.
Мудрая знала, что «предсказанье» иным - всего лишь игра.
Вот и играла словами, как только она могла….
Разливается в воздухе запах цветов левкоя,
пусть закружится в танце весёлом всё, что вокруг – живое.
Барабаны стучат… их задорный ритм всех гостей сейчас покорит…

«Но зато, до срока, истинный смысл предсказаний будет надёжно скрыт».


V

Время мечты заплетает в дороги, пальцы вплетает в струны.
Много разных миров вокруг и нет среди них придуманных.

Над Грэвэйном годы летят, десять раз, и еще десять раз по десять.
Близнецы растут смешливые, озорные, любят покуролесить.
Фолкор весь в отца – сорванец и задира, каких ещё поискать.
Ойвинд же не по-детски мудрый, хотя тоже шалит, огорчая мать.
Фолкор любит петь, звонкий голос мальчишки радует всех,
кто умеет слушать и слышать.
Любит мир свой, полный чудес, и Ойвинд,
а ещё (почему-то тайком), стихи красивые пишет.
Братья рядом всегда. Им нравится древнее всё, говорящее –
синий лес с его шелестом, холод озёр…
Под загадочный плеск Ойвинд прочтёт стихи брату,
Фолкор напоёт мелодию – так и родится новая песня.
Их веселое волшебство красит жизнь,
делает всё интересней.
Ну, а в целом, дети как дети.
Удирают в долину играть, навестить Идир.
Мудрая учит секретам волшебных знаний – 
вот и весь их мальчишеский мир.

VI

Иногда с «рубежей» приходят не очень хорошие вести –
«Мир мечты» всё реже и реже встречает гостей.
И, что странно, кажется, даже дни стали немного короче,
а ночам - не хватает огней.
А ведь кто-то, когда-то решил, что в мечты не проникнет тьма.
Мечта – это счастье, к счастью тянутся светлые души,
светом разве можно разрушить, или, к примеру - сломать?
Забери хоть всё, повзрослеть попробуй,
можешь не петь, никогда не узнать жара огня…
А мечта останется, как звездный маяк в твоём личном небе,
это то, что никто у тебя не посмеет отнять.

И вот… совсем уже взрослые, пытаются быть степенными,
открывается новая полоса.
Но нет-нет, да блеснет из янтарных звезд лукавинка,
в голубых же - сверкнет  гроза. 
И уж скулы сводит однообразие белокаменных стен,
что хранят, но лишают крыл.
Если хочется срочно вырваться,  кто ж вас держит?
И кто же дороги закрыл?
А сейчас крепко запомните то, что вам говорит Идир:
- Мы живы, пока вы нас помните,
и жить будет дом, и жить будет мир.
И еще.
Много миров - все отражения разбиваются
мириадами веток случайностей.
Ваши мысли такие горячие – все рубежи от них плавятся,
рубежи не для вас. ВЫ В РЕАЛЬНОСТИ – НАЧИНАЕТЕСЬ.
продолжение здесь: https://regina-aila.livejournal.com/190564.html
_____________________________________________

¹Фро́уд (голланд.) мудрый
²Вайдело́т - Waidelotte, от vaid-lo-tojis, от глагола waist: waid — «знать» (родственное слав. vedatь, старорус. вђдь «знание», «колдовство», вђдунь, вђдьма и т. п., др.-инд. vйda и т. д.). У жемайтов, ятвягов, кривичей, пруссов, латгаллов вайделотами называли языческих жрецов-прорицателей, охраняющих священный огонь.  Они были хранителями тайных знаний, которые ВИдят, ВЕдают и передают своё ВЕдение людям в слове. В совсем поздней традиции, подхваченной романтизмом  выступают как певцы, слагатели песен исторического содержания и хранители эпоса (аналог.-  бард).
3Андо́р (голланд.)  – воин
4Мими́р хозяин источника мудрости, находящегося у корней мирового древа
5Сиги́л, сиги́лла (от лат. Sigillum) – символ (или комбинация нескольких символов или геометрических фигур) обладающий магической силой.  Иногда его называют «печатью» исполнения намерения, желания.
6Фолко́р (голланд.)опекун людей
7О́йвинд (голланд.)  – ветер острова
портрет

Я столько не выппююююю


Записки самашечей оптимистки
[Spoiler (click to open)]

3a1733bfde9e41e982e5417741306a1f.jpg


Слyшaйтe, нy этo пpoиcки гpязныx импepиaлиcтoв. Этo гpязныe инcинyaции, пpoвoциpyющиe мeня нa пpизнaниe coбcтвeннoй нeoбpaзoвaннocти.

Этo я пoнялa пocлe тoгo, кaк пoлeзлa в инeт мaгaзин кyпить peбeнкy cвитep, caпoги и штaны. А, нe. Свитшoт, cнoyбyтcы и джoггepы.
Этo кoгдa я ycпeлa пpoпycтить тoт мoмeнт, кoгдa пpивычныe вeщи пpиoбpeли нoвыe нaзвaния?

Я cидeлa c oткpытoй вклaдкoй пepeвoдчикoм. Я тoлькo cмиpилacь c тeм, чтo бoйфpeнды этo джинcы. Кaк пoявилиcь гeлфpэнды и мoмфpeнды.
Мoмфpeнды? Bы видeли? Этo вoт нa вид джинcы, кoтopыe тeбe дaлa пoнocить тoлcтaя пoдpyгa твoeй мaмы. Зaпoмнилa.

Узкaчи, cигapeты, джeггинcы, тpeнгинcы, лeггинcы, пaлaццo, кюлoты. Этo вcё к кaтeгopии штaнoв. А пo oщyщeниям я ceйчac пpизвaлa кoгo-тo.

С кoфтaми вce eщё xyжe. Рaньшe кaк? Свитep, вoдoлaзкa, кoфтa. Bce. Пpocтo и yдoбнo. А ceйчac? Сeйчac п*здeц и cбoкy бaнтик. Пpичeм этo ceйчac нe oбpaзнoe cpaвнeниe. Этo я ceйчac мoдeль нaзвaлa. Бeз бaнтикa тoжe бывaют.

Пoжaлoвaлacь знaкoмoй, гoвopю, Юля, ятидpeный xpяп, ты знaлa, чтo кpoп тoп этo oбычный тoпик?

Гoвopит, я нa мoдныe пaблики пoдпиcaнa, я вce этo знaю. А в твoeм вoзpacтe cтыднo нe знaть.

Нy ox*eть.

Я вoт мoжeт знaю, чтo ecли зaкoнчилcя клeй для линoлeyмa, тo мoжнo взять oбpeзoк линoлeyмa, мeлкo пopeзaть, зaлить pacтвopитeлeм, пepeмeшaть и пoлyчившaяcя бaйдa пpeкpacнo зaмeнит клeй. Укcycoм c вoдoй лeгкo oтмыть микpoвoлнoвкy изнyтpи, a эфиpнoe мacлo кopицы oтличный aнтиceптик для дoмa.

А тyт бax и кaкoй-тo злo*бyйчий твинceт внocит coмнeния в cтeпeнь твoeгo ypoвня paзвития.

Bepнитe, бл*ть, кoфтy, cвитep и тoлcтoвкy, гады!




портрет

Котявское

Записки самашечей оптимистки

Итаааааак...

[Spoiler (click to open)]

Место жительства я сменила.
Очень переживала за своих котявских.
Шутка ли, двум домашним меховым детям - столько впечатлений на их аристократические попы...
Первоначальный шок от перелёта и нового дома прошел.

И, как только к Лисичке вернулось её обаяние...




а к Риддику - ДЗЕН...




Жизнь, можно сказать, почти наладилась....



                          НА ТЕБЕ!!!

Человеческая мама называет его - Баська.
Баська, он же - "бассет-хаунд", "Бакс", "колбаса ушастая", "поросёнок извазюкался" и "подвинься, тушонка" - оказался старым жителем их нового дома. 






А потооооом  пришло ОНО.
Происхождения пролетарского,  характеру невыносимого.




Экспроприировало  экспроприированное  и попыталось качать права.



Было  бито по щекам юной меховой лЕдей  за комплиман.
Вызвано Риддиком похрустеть, так сказать, тет-а-тет, хранцузской булкой...


но отказалось, сославшись на трудный рабочий день...

Хозяев, понимаешь ли, кому-то кормить надо.

портрет

Немножко хорошего ЛЫТДЫБРа

Записки самашечей оптимистки:
[Spoiler (click to open)]

а лучше б было на китайский
их миллиарда полтора
и чтоб бубнил их каждый ханец
с утра

прикольно б было на чукотский
чтоб он стоял с клыком моржа
и мокрый их читал на льдине
дрожа

а больше в принципе не надо
румынский там или урду
редактор твой увидел только б
в бреду

              Иесун Нохой